"Критическую стадию кризиса мы прошли": интервью с министром финансов Сергеем Марченко

8 июля, 15:44

Александра Романюк Александра Романюк

Министр финансов - о ситуации с ОВГЗ, взаимоотношениях с Нацбанком и выполнении бюджета

Министерство финансов Украины сегодня, можно сказать, находится на передовой борьбы с коронакризисом не меньше, чем медики. Ведь на него ложится ответственность за все, что связано с деньгами: доходы бюджета и выплаты, взаимодействие с международными финансовыми донорами, налоги и т. п. На него надеются, от него ждут "рецептов" спасения экономики и новостей (желательно хороших), хотя не всегда верят и частенько ругают. Сайт "Сегодня" пообщался с человеком, который решился возглавить Министерство финансов Украины в самый разгар кризиса. В четверг, 9 июля, как раз исполняется сто дней с тех пор, как ведомство возглавил Сергей Марченко.

Реклама

- Сергей Михайлович, судя по биографии, вы уже не первый раз приходите в Министерство финансов. Первый раз попали сюда практически сразу после магистратуры. Где, как написано, были стипендиатом президента Украины.

- Уже четвертый раз я оказываюсь в Министерстве финансов. Первое мое место работы – департамент государственного долга Минфина в 2002 году. Потом несколько раз возвращался, каждый раз профессионально рос. Стал заместителем министра, и вот теперь – министром. Так что можно сказать, что я здесь не случайный человек. Меня в этой сфере многие знают, со многими хорошая коммуникация. С некоторыми коллегами начинал еще в 2002 году, и они до сих пор работают в Минфине.

Я вам скажу, что люди, которые попали в Минфин, редко отсюда уходят. Здесь достаточно комфортная атмосфера и достойный профессиональный уровень. Как правило, работать остаются здесь надолго. Хотя часто это зависит от руководства… Я всегда был счастлив тут работать. У меня есть опыт в разных ведомствах. В Налоговой администрации, Администрации президента, Секретариате Кабинета министров, в аппарате Верховной Рады. Но меня всегда тянуло в Минфин. Наверное, это мое. Признаюсь, что в душе иногда закрадывалась мысль, что, возможно, мог бы вернуться сюда министром. Но вместе с тем говорил себе: "Да ну, разве это реально…".

Реклама

/ Фото: Сегодня

- А с кем из прежних министров финансов было наиболее комфортно работать?

- Непосредственно с главой ведомства я работал, когда был заместителем министра финансов Александра Данилюка. Имею в виду непосредственное подчинение. Мне импонировал его стиль работы, с точки зрения организации процессов и делегирования полномочий. Когда впервые пришел в министерство, его возглавлял Игорь Юшко. Его я, конечно, лично не знал, но также чувствовался профессионализм команды.

- Какой опыт вы вынесли из работы в Администрации президента?

- Интересный вопрос… Эта работа дала понимание масштаба страны, в которой мы живем. И решений какого уровня она требует. В Минфине у меня был достаточно узкий профиль, хотя часто я замещал Данилюка. Он давал мне возможность расти профессионально.

Реклама

В Офисе президента отвечал за экономический блок. Это требовало глобального видения процессов в экономике, энергетике, финансовой сфере, АПК, международке. Там передо мной складывалась полная картина страны, ежедневный срез ее проблем и задач. Было интересно с точки зрения глобального позиционирования и понимания своего участия в этих процессах. Это был неплохой опыт с точки зрения саморазвития.

- Давайте вернемся немножко назад. Вы защитили кандидатскую диссертацию, причем по теме "Государственные еврооблигационные заимствования Украины на международном рынке капитала". Это то, чем вам, по сути, сегодня приходится заниматься. Какие были основные выводы вашей диссертации? И пригодилась ли она вам сейчас?

- Знаете, в чем позитив работы над такими проектами? Ты учишься систематизировать, синтезировать, делать определенные выводы и предложения. Это, пожалуй, главное, что мне дала научная работа. Дальше я оставил эту деятельность для будущего. Понял, что ты или занимаешься наукой, или – реальными процессами. Такую реальную практику дает государственная служба. Мне хотелось заниматься чем-то более прикладным, поэтому с 2009-го я не в науке.

Тем не менее научный опыт помогает мне в экспертных коммуникациях. К примеру, со специалистами Департамента государственного долга и заимствований Минфина. Там все – профи, глубоко понимающие суть предмета. И поскольку я прошел свой экспертный путь, получил теоретическую подготовку и понимание процессов, то мне просто в коммуникациях и понимании многих процессов. Считаю, что получил достаточно высокий уровень экспертизы в этих вопросах.

- Будете ли вы как-то менять политику по ОВГЗ?

Реклама

- Мы стараемся выстроить ситуацию, при которой можем продолжать заимствовать на рыночных условиях, снижая ставку доходности. Для этого важно показать, что государство является эффективным заемщиком и готово заимствовать на выгодных для себя рыночных условиях.

Наша ключевая задача – создать рынок, который бы в любой период времени давал возможность брать займы.

/ Фото: Сегодня

Вопрос не в том, чтобы закрыться в собственных доходах. Все успешные страны берут в долг. Это нормально. Задача Украины – быть эффективным заемщиком. Чтобы снижалась стоимость заимствований, доходность ОВГЗ. Чтобы цена наших ценных бумаг всегда была высокой. Кредитные риски страны уменьшались, а кредитные рейтинги росли.

Мы ставим амбициозную задачу в нашей Стратегии до 2023 года – получить кредитный рейтинг инвестиционного класса. Инструментарий для этого – макростабильность, экономический рост, рост благосостояния граждан и платежеспособность, готовность вовремя выполнять долговые обязательства. Это очень важно. Кредиторы в первую очередь смотрят на платежную порядочность страны-должника.

Если не будем ставить перед собой таких целей, не будет движения вперед.

- Считаете ли Вы, что политика прежних руководителей Министерства финансов относительно ОВГЗ была правильной? В частности, были упреки в том, что из-за притока крупных сумм от нерезидентов гривня укрепилась больше запланированного, из-за чего сократились поступления в бюджет.

- Тут больше вопрос в том, каким образом согласовывалась фискальная политика Минфина с монетарной и курсовой политикой Нацбанка. Следствием дисбалансов стало экономически неоправданное, на мой взгляд, укрепление гривни в 2019 году. Причина в том, что разные ветви – Нацбанк, правительство – решают собственные задачи, не всегда согласовывая свои действия.

- А сейчас, с вашим приходом, ситуация как-то изменилась?

- Сейчас нет такого спроса на наши инструменты со стороны нерезидентов. Мы работаем в основном с локальными банками. Поэтому этот вопрос сейчас менее актуален.

В условиях экономического кризиса видим падение национальных экономик, фондовых рынков, уход инвесторов в нерисковые активы (золото, облигации Казначейства США, Германии и т.д.). Вследствие этого страны, чувствительные к рискам, – такие, как Украина – частично утратили портфельных инвесторов.

Но мы позитивно отличаемся от остального мира. У нас нет особенной потребности в этих заимствованиях. Поэтому мы говорим: окей, раз такая ситуация, то справимся самостоятельно, у нас достаточно ресурсов.

Будем ли мы использовать этот инструмент в будущем? Да, если будет спрос со стороны нерезидентов. Вы же понимаете, что это позволит нам снижать доходность финансовых инструментов. Конечно, эти процессы нужно правильно модерировать. Основная задача – иметь эффективный вторичный рынок.

Потому что основной риск не в том, что мы продали облигации и, условно говоря, забыли о них на несколько лет. Вопрос возникает, когда нерезиденты начинают их реализовывать. На рынке должна быть достаточная ликвидность, чтобы избегать резких скачков.

В тренде
"Евробляхерам" закрутят гайки: копы будут штрафовать за прострочку ввоза авто

- Раз уж мы заговорили о взаимодействии с Нацбанком, не могу не спросить: как, по-вашему, может повлиять отставка Якова Смолия на экономическую ситуацию в стране?

- Я почти всю неделю стараюсь всех успокоить и всем повторяю "Без паники!". Это уже стало мемом (улыбается).

Нет никаких причин для беспокойства относительно финансовой стабильности в Украине. Кадровые решения и смена должностных лиц не отменяет достигнутой макроэкономической стабильности. У нас выполняется бюджет. Мы прошли пиковую ситуацию. Поэтому я не вижу никаких оснований для волнений.

- Кто может стать новым главой Национального банка Украины?

- Прежде всего это должен быть человек с большим опытом – банкир, макроэкономист. Он должен иметь дипломатический талант. Важно, чтобы этот человек имел доверие банковской системы и его воспринимали наши международные партнеры и инвесторы.

Я надеюсь, что такая профессиональная кандидатура будет найдена в ближайшее время, ее поддержит парламент, и дальше мы начнем сотрудничество с новым руководителем Нацбанка.

- А какая ситуация с бюджетом? Сегодня дефицит значительно больше, чем суммы, которые Украина получит от МВФ и от других спонсоров. За счет чего будет покрываться дефицит?

- Есть внешние кредиты. Кроме МВФ это Еврокомиссия. Мы уже получили в этом году транш в 500 млн евро и планируем новую программу на 1,2 млрд евро. В целом объемы макроэкономической помощи составят около 7 млрд евро. Ожидаем средства от Всемирного банка – ориентировочно до 1 млрд долларов. Есть внутренний спрос на наши облигации, о котором мы говорили. Будут другие заимствования, меньшие по суммам. Этого достаточно, чтобы обеспечить стабильную ситуацию до конца года.

- Этого хватит, чтобы и по внешним долгам рассчитаться, и дефицит бюджета покрыть?

- В первую очередь рассчитаемся по долгам. При этом безусловный приоритет – вовремя заплатить пенсии и зарплаты бюджетникам, без задержек рассчитаться по возврату НДС, выполнить все социальные обязательства.

Мы полностью обеспечили врачей индивидуальными средствами защиты в больницах, где борются с COVID-19, делаем доплаты врачам. Недавно принято решение о повышении заработных плат врачам.

- Хочу задать еще один вопрос о масштабах кризиса. В предыдущие такие же периоды падение экономики в Украине было, как правило, глубже, чем в среднем по миру и чем в странах, с которыми мы себя сравниваем. Вы считаете, что в этот раз "правило" нарушится?

- Есть основания полагать, что мы выходим из кризиса. МВФ дает нам 8,2% падения ВВП, раньше давал 7,7%. Мы считаем, что 4,8% – реальный показатель. Посмотрим по итогам второго квартала. Тяжелыми месяцами были апрель и май. В июне запустились экономические процессы.

Нет оснований считать, что падение экономики у нас будет больше, чем в развитых странах. Этому есть несколько объяснений. Главная проблема, которую создал CОVID-19, – разорванные экономические цепочки. Но Украина не сильно интегрирована в наиболее пострадавшие цепочки. А рынки нашей экспортной продукции сохранились. Имею в виду зерновые и продукты питания. Падение цен на руду и металл – не такое сильное, как на нефть и газ. Поэтому для нас, с точки зрения внешних позиций, ситуация не настолько уязвима, как для других стран. Считаю, мы достойно выйдем из этой сложной ситуации.

/ Фото: Сегодня

Сегодня нет оснований ожидать падения цен на продукцию отечественного экспорта. Видим четкие сигналы по восстановлению экономики США, европейских экономик, возобновлению производства. Идут заказы на поставки продукции металлургии. Сохранился спрос на продукцию химпрома, лекарственные средства. А на продукты питания и зерновые спрос был всегда. В период пандемии он был выше, чем раньше. Мы – одна из топовых стран, которые обеспечивают мир продуктами питания. Поверьте, у нас хватит сил, чтобы восстановиться и становиться сильнее.

Безусловно, много потерял малый и средний бизнес. Но статистика свидетельствует о том, что цифры регистрации новых ФОП уже вышли на докризисный уровень. Потребление электроэнергии в последние две декады свидетельствует о возобновлении промышленного производства. Есть основания считать, что наиболее критическую стадию кризиса мы прошли. Сейчас идет восстановление.

То же самое мы видим по бюджету. Мы выполнили бюджет за май, июнь. Ожидаем, что выполним его и до конца года.

- Говоря о выполнении бюджета, сейчас часто можно услышать обвинения в том, что Минфин сначала снизил показатели поступлений налоговой и таможни, а теперь отчитывается об их выполнении или даже перевыполнении. Но если сравнивать со старыми индикативом, то очевидно, что будет невыполнение доходов.

- Во-первых, Минфин всегда отталкивается от цифр, которые заложены в госбюджете. Роспись доходов с мая и до конца 2020 года исходит из того, что в апреле Верховная Рада внесла изменения в госбюджет, которыми годовой план доходов уменьшен на 120 млрд грн по сравнению с тем, что закладывалось в прошлом году. Для этого были объективные причины.

Во-вторых, в данном случае нельзя просто "механически" сравнивать абсолютные цифры поступлений год к году. Сначала надо обратить внимание на то, росла ли экономика в тот период времени, за который платились налоги, или же наоборот, было падение. Здесь стоит напомнить, что второй квартал 2019 года, по данным Госстата, был рекордным по темпам роста реального ВВП – 4,7%. Таких темпов не наблюдалось с 2012 года. Промышленность выросла в апреле 2019-го на 5,2%.

А теперь возьмем данные за второй квартал 2020-го. Из-за беспрецедентных мер по ограничению экономической деятельности в условиях карантина, безусловно, происходил спад экономики. Индекс промышленного производства, например, в апреле 2020 года снизился на 16,2%, в мае – на 12,2%. Уменьшилось потребление электроэнергии на 7,8%, что свидетельствует о снижении деловой активности. И Украина в этом не уникальна – коронакризис негативно повлиял на всю мировую экономику. Например, прогноз падения ВВП до конца года в США – 5,3%, Великобритании – 9%, Франции – 9,9%, Италии – 10,8%, Испании – 11%. Или другой показатель – прогноз бюджетного баланса. В США и Великобритании – 15,9%, Италии – 12%, Франции – 11%, Польше – 9,4%.

Кроме того, давайте вернемся к ситуации января-апреля, чтобы понять, какую проблему мы получили в наследство. Из чего мы исходили: за январь-апрель 2020 года было собрано доходов на 44,2 млрд грн меньше запланированного. И это в тот момент, когда стране было жизненно необходимо наполнять бюджет, когда нужны были средства, чтобы обеспечить финансовую стабильность, выплачивать пенсии, зарплаты медикам и учителям, содержать боеспособную армию...

Сейчас, благодаря выполнению доходов налоговой и таможней, мы начали закрывать эту "дыру" в 44 млрд. Мы должны наверстывать, чтобы была возможность в полном объеме профинансировать все приоритетные расходы. Уже видим положительные тенденции: в июне удалось впервые с начала года на 100% выполнить планы по доходам таможни, а налоговая даже перевыполнила план и в мае, и в июне. Я надеюсь также на выполнение росписи до конца года. Нет и не будет никаких задержек по выплате пенсий и зарплат.

Все это, в том числе, благодаря слаженной работе фискальных органов. Мы уже видим результаты борьбы с теневыми схемами по уплате НДС и фиктивному налоговому кредиту. При уменьшении объемов поставок товаров и услуг в мае-июне 2020 года на 20%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, уплачено НДС на 4,5% больше аналогичного периода прошлого года. За май-июнь 2020-го – 38,8 млрд грн, за май-июнь 2019-го – 37,1 млрд.

Налоговая эффективность с НДС выросла с 2,65% в апреле этого года до 3,14% – в мае и почти до 3,5% – в июне. Это является самым высоким показателем за полтора года. В абсолютном выражении это 9,1 млрд грн дополнительных поступлений налога по сравнению с прошлым годом.

Продолжение интервью читайте в ближайшие дни.


А тем временем смотрите, сколько украинцы задолжали государству за коммуналку:

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять