Переговоры Украины с МВФ о кредите: названы основные плюсы и риски

22 октября 2018, 13:20

Дмитрий Дубенский

Эксперты подтверждают, что Украина избежала дефолта, но нужно продолжить курс реформ

Переговоры Украины с Международным валютным фондом (МВФ) о продолжении макрофинансовой помощи обусловлены среди прочего тем, что для Киева помимо возможности доступа к денежным ресурсам Фонда открываются еще и перспективы сотрудничества с другими мировыми финансовыми институтами.

Реклама

Об этом сайту "Сегодня" рассказал директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин, комментируя достижение договоренностей с МВФ о новой 14-месячной программе поддержки экономической политики stand-by (SBA), которая заменит программу расширенного финансирования (EFF).

"Справедливо, что отчасти другие международные финансовые институты зависят от решения МВФ. Тот же Мировой банк, например, очень часто только после МВФ принимает позитивные решения по той или иной стране. Но если вспомнить, как два года назад в решении проблем с Грецией МВФ очень гибко подходил к ситуации с финансированием, как и Европейский центральный банк. Также мы видели определенное послабление с долговыми проблемами Италии и Испании", – отметил он, позитивно оценивая в целом продолжение работы с МВФ.

По словам Юрчишина, с одной стороны Киеву необходимо сотрудничать с МВФ, надо развивать партнерские отношения с Фондом, но с другой стороны Украина должна была преуспеть с реформированием экономики, дерегуляцией бизнеса и другими преобразованиями.

В свою очередь экс-министр экономики Владимир Лановой в комментарии сайту "Сегодня" отметил, что новые договоренности с МВФ помогут Украине более-менее плавно пройти 2019 год без экономических потрясений, однако риски для макроэкономической стабильности страны все равно будут сохраняться, не исключено и увеличение дефицита госбюджета.

"Большой дефицит бюджета, это, во-первых, плохое состояние рынка ценных бумаг, то есть высокие процентные ставки по ним, во-вторых, за этим может последовать установление высоких процентных ставок на банковские кредиты, а рост тарифов на газ и электроэнергию будет означать высокую инфляцию (базовую и производственную), рост цен на потребительские товары в целом, возможна девальвация гривны, уменьшение инвестиционного потенциала и отсутствие роста экономики", – спрогнозировал он.

В то же время, как подтвердил нам эксперт по энергетическим вопросам Владимир Сапрыкин, МВФ рассматривал продолжение сотрудничества с Украиной с привязкой к росту тарифов на газ. По его словам, если бы цена газа не повышалась и впредь, это сделало бы невозможным получение очередного транша макрофинансовой помощи Фонда, что в результате могло серьезно ухудшить экономическую ситуацию в стране. Это и было ключевым фактором, почему Киев пошел на выполнение условий МВФ.

"За последний год кардинально выросли цены на нефть на мировых рынках. Соответственно, выросла цена на природный газ. Кабмин  пытался перенести вопрос повышения цены на газ, но все-таки не смог, и если говорить о формульных договоренностях (каким образом формируется стоимость газа), безусловно, тут чисто математически необходимо ее повышать, ведь цена газа у продавцов в Европе объективно выросла", – отметил эксперт.

Реклама

Сапрыкин при этом уточнил, что МВФ настаивал на повышении стоимости газа в соответствии с той формулой, которая была согласована и утверждена ранее, а Украине в этой ситуации просто некуда было деваться. Также он отметил, что правительству не хватило времени найти другие механизмы, чтобы сохранить цену на "голубое топливо" на нынешнем уровне или пойти на минимальное повышение за счет ряда компенсационных инструментов. 

Отметим, ранее в комментарии сайту "Сегодня" исполнительный директор Международного фонда Блейзера, экономист Олег Устенко пояснял, что у Украины в 2015 году на переговорах с МВФ о макрофинансовой помощи могли отсутствовать планы и расчеты по ценам на энергоресурсы на среднесрочную перспективу. Когда же цены на нефть и, соответственно, на газ начали расти, Украина оказалась под сильным давлением, и последующие переговоры с МВФ по тарифам на газ существенно осложнились.

"Очевидная ошибка заключалась в откровенном просчете. Он состоял в следующем: в марте 2015 года, когда Украина подписывала соглашение с МВФ, на тот момент стоимость нефти находилась на отметке чуть ниже $40 за баррель. И на мой взгляд, правительство находилось, во-первых, либо в логике, что такая ситуация будет сохраняться бесконечно длительный период (и когда обещали изменить тарифы на газ, то, скорее всего, думали о каком-нибудь незначительном изменении), либо, во-вторых, был откровенный просчет из-за очень немногочисленных прогнозов, которые говорили о том, что цена на нефть будет продолжать снижение, даже ниже отметки в $40. Тогда очень ограниченное число прогнозистов говорили об этом. Но, похоже, взяли наиболее оптимистичный прогноз, поставив под риск фактически все вопросы, связанные с экономической и энергетической политикой в стране", – отмечал Устенко.

Как сообщалось, МВФ и Украина договорились на уровне специалистов Фонда по новой программе в формате stand-by в размере 3,9 млрд долларов. Программа продолжительностью 14 месяцев заменит утвержденную в марте 2015 года программу расширенного финансирования, который истекает в марте 2019 года. Соглашение о 3,9 млрд долларов кредита утвердят после принятия госбюджета Украины на 2019 год.

Заявление МВФ последовало в течение часапосле решения Кабмина повысить цены на газ на 23,5% с 1 ноября.

Все подробности в спецтеме Тарифы на газ

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять