Если коронавирус будет "буянить" три-пять месяцев, мы зайдем в затяжной экономический кризис – интервью с Юлией Клименко

19 марта 2020, 14:14

Виталий Рябошапка Виталий Рябошапка

Первая замглавы Комитета ВР по вопросам транспорта и инфраструктуры считает, что если карантин продлится несколько недель, это не будет иметь глобального влияния на экономику

Гражданам Украины, как, впрочем, и жителям других государств, следует быть готовым, что испытания, которые мы переживаем на данный момент в связи с пандемией коронавируса, – лишь начало очень тяжелых времен. Конечно, нам бы хотелось, чтобы через несколько недель или месяцев о сегодняшних днях мы вспоминали как о страшном сне. Возможно, так оно и будет. Но возможно – нет. Пандемия уже запустила очень тревожные процессы в мировой экономике. И даже если человечеству удастся обуздать распространение эпидемии, нас ожидает новое испытание – мировой экономический кризис. Который, по сути, уже начался.

Реклама

О шагах, которые нужно предпринять власти, дабы минимизировать для государства и людей негативные последствия пандемии и экономического кризиса, сайт "Сегодня" поговорил с народным депутатом (фракция "Голос"), первой замглавы Комитета ВР по вопросам транспорта и инфраструктуры, экс-замминистра экономического развития Юлией Клименко.

Честно признаем: часть беседы, состоявшейся в конце прошлой недели, сегодня стала уже не актуальной, потому не вошла в текст. События в эти дни меняются стремительно, власть принимает оперативные решения, которые еще вчера казались чем-то немыслимым, но которые в беседе с народным депутатом фигурировали как необходимые. Тотальный карантин в столице и других регионах, где выявлены зараженные коронавирусом, ограничение пассажирских перевозок по стране, комплекс мер, утвержденных Правительством и Верховной Радой Украины, безусловно, спасут жизни украинцев. Но одновременно они очень сильно ударят по экономике – как это произошло в других странах, в том же Китае. Об экономической жизни во время пандемии и после нее читайте в нашем интервью.

- Юлия Леонидовна, глобальный экономический кризис эксперты ожидали еще два года назад. И постоянно его что-то сдерживало. Будет ли кризис в нынешнем году?

- Кризис уже есть, он очевиден на финансовых рынках. К нам он только подбирается. И триггером этого стал как раз коронавирус. Рынки, особенно американский, были действительно уже перегреты. Американскому рынку прогнозировали кризис еще три года назад. Но методами дерегуляции и послабления различных сдерживающих факторов для бизнеса Трамп держал ситуацию под контролем.

Реклама

Сейчас коронавирус сказал свое слово и первым просел Китай. Китай у нас занимает 20% мировой экономики, соответственно, он будет тянуть другие страны за собой.

- Сильно "бахнет"?

- Нас, Украину, очень выручает то, что последние три года макроэкономическое положение было достаточно неплохим и оно стабилизировалось. То есть мы уже не в ситуации 2013-2014 годов, когда на счетах 10 тысяч долларов, пустая казна, все разрушено. Сейчас у нас есть неплохие резервы, была более-менее стабильная экономическая ситуация.

Но, я думаю, у нас будет девальвация. Безусловно, сократится экспорт из-за того, что мировые рынки будут меньше потреблять и цены на мировых рынках упадут. Металлургия, зерно – просядут. С другой стороны, уже просели цены на нефть и нефтепродукты. Соответственно, наш внешнеторговый баланс будет лучшим, чем он был бы при более высоких ценах на нефть.

Читайте также: Гривня ушла в пике: что будет с курсом доллара

Реклама

- Есть несколько вариантов прогнозов развития мирового кризиса от ведущих мировых аналитических центров. Более легкое течение кризиса, средний вариант, очень тяжелый для мировой экономики вариант. И, насколько я понимаю, сегодня даже специалисты не очень хорошо понимают, как именно будут развиваться события. Много неизвестных. В первую очередь – как долго продлится пандемия, как она повлияет на экономики различных стран и т.д.

- Действительно, в Италии экономическая активность "умерла". Как будет в других странах – неизвестно. Украина, как и все развивающиеся рынки, первая ощущает "дыхание" мирового экономического кризиса. Потому что инвесторы, которые завели сюда деньги, начнут их забирать, чтобы направить в те государства, где у них основной бизнес. Образно говоря, если у нас был американский инвестор, он заберет деньги, чтобы решать в первую очередь свои проблемы, закрыть дыры в США.

Я думаю, никто, в том числе международные финансовые институты, не могут сегодня спрогнозировать течение кризиса по одной простой причине: никто не понимает, сколько, как и с какими последствиями будет продолжаться пандемия. Если целые страны будут "закрываться", это будет иметь очень негативные последствия. И мы не выйдем быстро из кризиса, как прогнозировал ранее МВФ. Фонд, напомню, прогнозировал, что первый-второй квартал в мире будет серьезный спад. А затем постепенно мировая экономика начнет выходить из этой "дыры" и стремительно расти. Но если коронавирус будет "буянить" три-четыре-пять месяцев, то этот прогноз не оправдается. И мы зайдем в затяжной кризис, сходный с кризисом 2008-2009 годов, с продолжительной рецессией.

Что такое закрытая страна? Бизнес не работает, зарплату платить нечем, люди не получают деньги, сокращается потребление. Все накладывается одно на другое. Прогноз роста мировой экономики был 2,8%. Сегодня большинство международных инвесторов прогнозируют рост 2,2%. То есть уже на данном этапе видим прогнозное снижение роста на 0,6%. Если дальше коронавирус будет закрывать бизнесы и страны, спад будет больше.

- На поддержание курса гривни НБУ за последнюю неделю потратил больше миллиарда долларов. Это правильное решение?

Реклама

- Я думаю, Нацбанк должен установить себе определенную планку, лимит, после которого он перестанет расходовать золотовалютные резервы на это. Почему? Потому что, возможно, сейчас паника. Люди испугались и побежали покупать доллары. В таком случае ситуация стабилизируется. Если инвесторы не будут выводить средства, активы, возможно, не все будет так критично и курс стабилизируется на уровне 27 гривен за доллар. Что довольно комфортно для бюджета, поскольку в бюджете зафиксирован как раз такой курс, и для экспортеров, потому что они заработают больше.

Потому НБУ должен неделю посмотреть: если это просто паническое, психологическое давление, то оно довольно быстро успокоится. Возможно, в эту неделю НБУ и нужно поддерживать. Но если это будет продолжаться и станет ясно, что деньги выводят, то это другая ситуация. НБУ не должен тратить валютные резервы, спасая гривню. Нацбанк должен отпустить курс, и он будет таким, каким будет. К сожалению, даже если это больше 27 гривен. Потому что, если мы проедим все резервы, у нас будут вопросы с макроэкономической стабильностью, с тем, как закупать импорт. А импорт нам понадобится, потому что у нас недостаточно возможностей бороться с коронавирусом с помощью отечественных лекарств и оборудования. Их нужно будет закупать за границей. Соответственно, нужна будет валюта.

Потому тут уже вопрос в том, что мы предлагали и будем предлагать: чтобы власть создала своего рода "экономический штаб" с режимом работы 24/7, в котором был бы представлен и Нацбанк, и Правительство, и Офис президента. Чтобы решения принимались каждый день, каждый час в зависимости от того, как развивается ситуация в мире и в Украине. В текущей ситуации нельзя реагировать через три дня на то, что происходит сегодня.

- Это, по сути, антикризисный менеджмент. А вообще, антикризисный менеджер – это кто? Достаточно ли назваться антикризисным менеджером, чтобы быть им?

- Это особый тип людей, особый тип опыта. Нельзя стать антикризисным менеджером, выйдя из вуза с дипломом. Вы должны для этого иметь жизненный опыт. Антикризисный менеджер – это соединение жизненного опыта с глубокими знаниями, умением быстро принимать решения и брать на себя ответственность. И это должен быть очень жесткий человек, потому что решения часто требуются непопулярные.

Это, знаете, как тонет корабль, кругом паника, крики, слезы. Кто-то должен сказать: "Так! Сели на шлюпки, взяли в руки весла и гребем". Кто-то должен давать такие команды, чтобы спасти жизни людей.

- Какими должны быть действия власти в условиях экономического кризиса? Жесткая стратегия, которой следует неукоснительно придерживаться? Или более эффективны тактика, "ручное управление", оперативное реагирование на вызовы?

- Должен быть обязательно стратегический план, причем не один, а три: пессимистичный сценарий, оптимистичный и реалистичный. В зависимости от того, как разворачивается ситуация, идет выбор, какой план реализовывать. Планы должны быть достаточно гибкими, мобильными, чтобы их можно было корректировать практически каждый день в зависимости от того, как меняется ситуация в мире. Нельзя выйти из кризиса, не понимая, куда ты движешься – иначе это просто "броуновское движение", которое приводит обычно к коллапсу. Но вот в рамках уже этого плана, как я уже отметила, могут и должны быть оперативные корректировки.

- Среди нынешнего правительства есть люди, которых можно назвать антикризисными менеджерами по их качествам?

В тренде
ФОПам вернули карантинные 8000: закон о выплатах вступил в силу

- Нет. Возможно, у них сработает коллективный разум и в целом власть проявит способности антикризисного менеджера, но я в это слабо верю.

- Как карантин повлияет на экономическую активность в различных отраслях?

- Хуже всего будет торговле, сервисам – ресторанам, химчистке и прочим, предоставляющим товары и услуги, не являющимися услугами первой необходимости. Образно говоря, если вы пойдет в магазин, купите хлеб, сахар и свечки, то вы уже, наверное, не будете покупать итальянское спагетти, понимая, что нужно сэкономить деньги, потому что они вам могут понадобиться.

Как во всех кризисных ситуациях, будет спрос на товары первой необходимости. Многие из нас еще помнят 2014-й, когда мы закупались крупами.

В общем, первыми пострадают те, кто продает предметы не первой необходимости. Медицинская сфера будет "на коне". Пострадают экспортеры, поскольку много рынков будут перекрыты. Просел Китай, и то, что он потреблял: металл, химия и прочее, что он потреблял в больших объемах.

Если это (карантинные меры) продолжатся несколько недель, это не будет иметь глобального влияния на экономику. Но если затянется на месяцы, плохо будет большинству.

Юлия Клименко, "Голос". Интервью. Эпизод 4

- Нужны ли преференции бизнесу как поддержка на время карантина?

- Я не фанат преференций, поскольку у нас они обычно используются крупным бизнесом. Но в данном конкретном случае считаю, что преференции и поддержка должны быть в пакете мер обязательно. Стимулирующие и мотивирующие меры государство обязательно должно принять, чтобы украинский бизнес был конкурентноспособен на мировом рынке. Потому что, представьте себе: все страны вокруг приняли такие меры, а Украина – нет. Значит, наш бизнес будет неконкурентным и на мировых рынках, и внутри страны. Поэтому это один из шагов, которые необходимы. (Отметим, что во вторник, 17 марта, парламент утвердил закон о временных налоговых льготах, разработанный представителями всех фракций и групп, в том числе "Голоса", – Авт.).

- Нацбанк снизил ставку до 10%...

- Да, это как раз стимулирующая мера. Думаю, даже можно снизить ставку до 9% без проблем. Потому что мы занимали в последний раз деньги под 4% или около того. И 5% – достаточная маржа, позволяющая стимулировать бизнес.

- Вы изучали, как решают проблему карантина в других странах?

- Конечно. Польша, например, пошла путем утверждения отдельного закона по борьбе с коронавирусом, в котором расписан каждый пункт жизни гражданина и страны – как они действуют. Сингапур принял не закон, но общий план действий, который распространяется на все сферы.

Потому что коронавирус не касается каких-то отдельных сфер – он влияет на все. И торговля, и транспорт, и система образования. Прямое или косвенное влияние будет на все.

- Во время кризиса реформы проводятся?

- Проводятся. Как раз очень хорошо проводить их во время кризиса.

- А будут ли они проводиться у нас?

- Я думаю, нет. Кабмин у нас недоукомплектован. 50% жизненно важного экономического блока – исполняющие обязанности (напомним, интервью писалось до кадровых решений, принятых Верховной Радой 17 марта, – Авт.). А и.о. – это люди, не имеющие политической ответственности. Они просто "закрывают дырку", подписывают какие-то документы, чтобы не стояли процессы. Потому о каких реформах идет речь? Тут бы просто пережить этот кризисный период.

- Мы говорили о поддержке бизнеса в условиях карантинных мер и экономического кризиса. А как в таких случаях решаются проблемы людей? Например, человек заказал и оплатил путевку в санаторий. Или абонент в спортзал. Или тур за границу. Законодательство как-то решает вопрос возвращения денег, компенсации и пр.?

- Государство точно в таких случаях не компенсирует. Это форс-мажор. Компании, бизнес сами решают этот вопрос со своими клиентами. Это может быть перенос сроков предоставления услуги, это может быть возврат денег гражданам – в каждом конкретном случае решается вопрос по-своему. Но все это подпадает под форс-мажор.

- Но если, допустим, большинство компаний так или иначе отреагируют на ситуацию – вернут деньги, перенесут сроки, – а кто-то нет, будет ли возможность у граждан вернуть свои деньги через суд?

- Знаете, мне сложно ответить на этот вопрос. Это впервые на нашем веку такое тотальное перекрытие границ, транспортного сообщения, закрытие целых сфер экономики.


Экономика страны уже меняется. С полудня 18 марта в стране запретили все пассажирские перевозки. Введены ограничения для общественного транспорта – закрыто метро, в маршрутках можно перевозить не больше 10 человек, в автобусах – не более 20. Закрываются объекты общественного пользования. Как это происходит, смотрите на видео:

Все подробности в спецтеме Адаптивный карантин в Украине

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять