О налоговых изменениях в 2021 году и ценах на электроэнергию – интервью с главой налогового комитета ВР Данилом Гетманцевым

14 декабря 2020, 17:40

Александра Романюк Александра Романюк

Украинцев хотят стимулировать подавать налоговые декларации

Накануне рассмотрения в парламенте проекта госбюджета на 2021 год и изменений в Налоговый кодекс сайт "Сегодня" расспросил о планируемых изменениях главу Комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Верховной Рады Данила Гетманцева.

Реклама

- В последнее время в прессе было несколько очевидно заказных кампаний, направленных против вас. Вы говорили, что связываете это с вашей позицией против уменьшения ставки НДС для аграриев.

- Для меня это очевидно. Как очевидно и то, что предоставлять льготу по основному бюджетообразующему налогу сырьевой отрасли, которая чувствует себя сегодня лучше промышленности, нет оснований. К тому же это решение влечет за собой, кроме всего, прямой вред переработке – т. е. той отрасли, которую мы как раз и должны поддерживать. Считаю, что такие решения мы принимать не должны, независимо от уровня влиятельности групп, их лоббирующих. Такие решения были характерны для всех 30 лет нашей независимости, и именно вследствие их мы находимся в том состоянии, в котором находимся.

- За вами прочно закрепился имидж борца за детенизацию. При этом вас ругают все: и ФОПы, и крупный бизнес, и многие эксперты. Думаете, это правильный путь для политика?

- Уверен, что нет. Нет, если заниматься политикой и, тем более, заниматься политикой в нашей стране. Но результат 30 лет такой политики мы с вами видим – это самая бедная страна Европы, сидящая на игле кредиторов. Но ведь это не наша судьба – быть самыми бедными в Европе… Даже в нашей новейшей истории был период (2000-2004 гг.), когда мы росли опережающими темпами, быстрее тех стран, которые мы считаем примерами экономического прорыва. Но с какого-то момента мы твердо стали на путь махрового, беспросветного популизма, стали жить в долг. За последние 6 лет ситуация еще и ухудшилась.

Реклама

Возвращаясь к вашему вопросу – я знал, зачем я иду и каковы будут последствия. Я не думаю о будущих рейтингах, я думаю о будущих поколениях. Если мы не сделаем ряд важных, правильных, пусть и не популярных вещей, вопреки бешенному сопротивлению коррупционной системы – а это не только государство, это и бизнес, уклоняющийся от налогообложения, ведь взятка чиновника и не уплаченный налог – суть украденные у народа деньги, – мы потеряем страну, свою страну, даже если она останется на карте. И я очень благодарен моей команде, народным депутатам, которые исповедуют эти же ценности за поддержку.

- Какие новые налоги планируется ввести в 2021 году?

- Новые налоги вводить не планируется. Ряд изменений, конечно, будет, но речь не идет о новых налогах. Возьмем, например, так называемый налог на Гугл. Его распиарили как новый, но это не новый налог. Мы просто корректируем существующую систему взимания НДС, чтобы заставить транснациональные корпорации платить налоги в Украине. Сейчас за рекламу в интернете налоги почему-то не берутся. А за борд на улице – берутся.

Или, например, так называемый налог на поставленный доход. Речь идет о налогообложении сельского хозяйства, которое сейчас находится в тени. Этот законопроект уже находится в зале, ожидает принятия. Это тоже не новый налог, это одна из форм налогообложения сельского хозяйства.

Такого рода инициативы у нас есть. Мы будем обязательно бороться с "тенью" во всех ее проявлениях, во всех сферах, и на это будут направлены наши новые законодательные инициативы.

Реклама

- Одно из обсуждаемых сегодня новшеств – планы по введению накопительной профессиональной пенсии. Как вы считаете, способно ли сегодня государство защитить сбережения в гривне от инфляции в течение лет 60? Ведь 35 лет будет идти накопление, потом еще лет 25 – выплаты.

- Я не могу сказать, что уже есть какое-то решение по вопросам накопительной пенсии, по порядку перехода с одной системы на другую. Этот законопроект пока только обсуждается в комитете ВР по вопросам социальной политики. Законопроектом предлагается, например, ввести дополнительные обязательные платежи – страховые взносы. Обсуждается и вопрос относительно того, будет ли эти накопления вести государство или к системе пенсионного накопления будут допущены частные структуру. Это один из важных вопросов, на который должны дать ответ Третьякова и Кабинет министров в процессе подготовки проекта.

Мое личное мнение – что накопительная система нужна, ее нужно вводить параллельно с солидарной, но вводить постепенно.

Реклама

Я не думаю, что это перспектива одного года или даже двух лет. Я думаю, что это более долгосрочная перспектива.

- А готово ли наше государство противостоять масштабным мошенническим схемам с пенсионным накоплениями в частных фондах, если такие будут иметь место?

- Мошеннические схемы возможны везде. Но у нас банковская система функционирует вполне стабильно. Если не брать во внимание банк "Аркада", который по своим функциям не совсем банк, то уже два года у нас нет ни одного банка, который был бы признан неплатежеспособным. А ведь банки тоже оперируют чужими деньгами. Сегодня у банков абсолютно разная форма собственности, разное происхождение капитала, но в целом абсолютно белая, нормально функционирующая банковская система, которая приносит пользу стране.

Пенсионный фонд, конечно, имеет больше рисков, связанных со временем хранения средств. Но при профессионально разработанных требованиях, я думаю, мы не будем иметь абсолютно никаких проблем, связанных с мошенничеством.

Разработаны ли уже такие требования, мне не известно, но в целом этот законопроект еще не готов быть вынесен в зал.

- Считаете ли вы вообще допустимым повышать налоги в 2021 году, в период пандемии и падения экономики?

- Мы не будем ничего повышать в 2021 году. Как я уже сказал, этот проект не для 2021 года. Я это ответственно заявляю. Будет ли это в 2022 году или позже – это вопрос к Кабинету министров и Комитету ВР по социальной политике. Но я считаю, что, если играть в эту игру, проект должен быть долгосрочным. Должен быть постепенный перевод на накопительную систему, без никаких резких движений.

Сейчас законопроектом предлагается вводить новые пенсионные ставки – по принципу 1% платит сотрудник – 2% работодатель, 2% платит сотрудник – 4% работодатель и т. д. Но это, опять-таки, пока обсуждается, нет никакого решения. В некоторых странах такая модель применяется и работает успешно. Но посмотрим, до чего договорятся.

- При этом вы говорили, что, возможно, с 2022 года налоговая нагрузка на фонд оплаты труда будет уменьшена. Можете чуть подробнее рассказать?

- У нас в комитете уже разработан законопроект, и я думаю, что мы в ближайшее время его представим обществу. Этот проект предполагает объединение единого социального взноса (ЕСВ), налога на доходы физических лиц и военного сбора в единый платеж. При этом мы бы уменьшили эффективную ставку налогообложения фонда оплаты труда. Сейчас эффективная ставка составляет 34%. Мы предложили бы выйти на 30% с понижением ее каждый год на 1% – до 25%.

Одновременно предполагается также значительно расширить налоговые вычеты и этим стимулировать граждан подавать налоговые декларации. Потому что налоговыми вычетами можно воспользоваться только при подаче декларации. Налоговый вычет – это уменьшение налогооблагаемого дохода. Мы предлагаем ввести налоговый вычет, например, для туристических поездок внутри страны, для учебы за границей, для тех, у кого в составе семьи есть человек старше 80 лет. Также планируется увеличить необлагаемый минимум до размера минимальной зарплаты. Это, с одной стороны, позволит уменьшить налоговую нагрузку на людей, а с другой стороны – заставит людей вести свою финансовую историю, как это делают во всех экономически развитых странах.

Я считаю, что это обязательно надо будет сделать. Это моя мечта и стратегическое направление работы.

- Как вы оцениваете идею КМУ выравнять цены на электроэнергию для населения и промышленности? Разделяете ли вы мнение, что это позволит снизить цены на электричество для промпотребителей?

- Это тоже не моя тема. Но насколько я знаю, речь идет о неповышении цен для промышленности. И если мы не примем решение о выравнивании цен, нам придется повышать их для промышленности, чем усложнять работу промышленности, делать стоимость производимого товара выше.

В тренде
Украинцев кормят искусственным мясом: от настоящего его отличает только цена

Когда мы говорим об изменении цены на электроэнергию для населения, мы имеем в виду прежде всего первые 100 киловатт электроэнергии, которые мы сейчас получаем по 90 копеек. Скажите, это справедливо? Почему государство должно льготировать тех, кто хорошо зарабатывает? Зачем давать льготы обеспеченным людям?

Это решение, конечно, непопулярное, и никто не хочет его принимать. Но почему, например, я должен получать первые 100 киловатт по 90 копеек? Я что, не могу заплатить рыночную цену? Могу. А получается, что государство дотирует меня абсолютно несправедливо. В то же время есть люди, которым действительно нужно помочь. Это можно сделать через механизм субсидий. Субсидия выдается конкретному человеку, которому нужно помогать. А депутату помогать не нужно.

Но опять-таки, это решение должно приниматься на уровне исполнительной власти. Я просто объяснил логику, с которой я согласен.

- Мы говорим об отмене льгот для людей, но при этом отдельным предприятиям "зеленой металлургии" предоставляется поразительная скидка. Считаете ли вы нормальным, когда вся отечественная промышленность, средний и малый бизнес должны платить втрое больший тариф на передачу "Укрэнерго", чем несколько избранных предприятий?

- Любые скидки должны жестко пресекаться со стороны государства. Я категорически против каких-либо скидок такого порядка.

- А как получилось, что в проект бюджета-2021 не включены средства для расчетов по возобновляемым источникам энергии? Меморандум и закон № 810-ІХ предусматривают до 20% госбюджетного финансирования.

- Этот вопрос должен комментировать Кабинет министров. Я, конечно же, подтверждаю, что государство должно выполнять свои обязательства перед всеми, перед кем оно эти обязательства взяло. В том числе перед зеленой энергетикой. Но где взять деньги на это? Необходимо предложение от Кабинета министров, конечно.

- Как вы относитесь к сегодняшним планам некоторых депутатов фактически привести цены на газ к уровню цен на бензин путем уравнивания акцизного налога? Ведь украинцы начали массово переходить на автогаз из-за низких цен, это стало своеобразным "социальным" топливом.

- Эта дискуссия в Верховной Раде ведется уже несколько лет. Она была начата еще в прошлом созыве, продолжается и сейчас.

Мое мнение – что ставки акциза на газ надо если не уравнивать, то приближать к ставкам на бензин. Потому что и автомобили, работающие на бензине, и автомобили, работающие на газе, ездят по одним и тем же дорогам. Акциз на топливо – это те средства, которые перечисляются в дорожный фонд и идут на дорожное строительство. На реконструкцию, ремонт, содержание дорог общего пользования.

Разве собственники автомобилей на газе ездят по дорогам как-то иначе, объезжают ямы как-то по-другому? Я не думаю, что это так. Влияние на окружающую среду автомобилей на газе по большому счету тоже мало чем отличается от того, что оказывают на нее автомобили на бензине. Так почему они должны платить разные налоги? Я считаю, что мы должны приблизить эти ставки друг к другу и восстановить справедливость.

Однако я понимаю, что много автовладельцев используют газ как более дешевое топливо. Так что проблема действительно имеет определенный социальный аспект, который сложно не учитывать. Поэтому дискуссия продолжается.

- Хочу спросить еще о кассовых аппаратах. Этот вопрос уже решен в парламенте, законопроект проголосован. Но хотелось бы понять вашу логику. Вы подавали законопроект об отсрочке введения кассовых аппаратов для большинства предпринимателей. Но когда он был принят, высказали сожаление, что это произошло. Почему?

- Тот законопроект, который подавал я, и тот, который приняли, отличаются друг от друга. Да, законопроект, который подавал комитет, тоже предлагал отсрочку, но у нас не было таких радикальных мер, направленных на смягчение фискализации.

Например, этим законом был отменен кешбэк. Я считаю его прекрасным, эффективным инструментом, который смог бы обеспечить выдачу чеков повсеместно. И позволил бы всем украинцам эффективно контролировать выдачу чеков.

Второй момент – это перечень рисковых групп. Я считаю, что абсолютно напрасно из перечня рисковых групп были убраны торговля текстилем, автозапчастями и особенно торговля в интернете, которая сейчас, в период пандемии, процветает и будет еще больше развиваться и захватывать рынок. Я выступал за то, чтобы эти группы сохранить в законе. К сожалению, меня не услышали. Но я принимаю то решение, которое было проголосовано Верховной Радой, конституционным большинством. И после того, как оно стало законом, я буду его отстаивать, как и любое другое решение Верховной Рады.

- В любой стране интересы бюджета, экономики, с одной стороны, и интересы бизнеса, с другой стороны, находятся в противоречии. Где, на ваш взгляд, та грань, которая позволила бы соблюсти паритет интересов?

- Эта грань находится ровно там, где находится уровень сознания нашего общества. Если мы считаем, что должны жить в тени, если мы считаем нормальным, что 70 тысяч наших медиков за последних три года уехали в Европу и уже никогда не вернутся, если мы принимаем, что учителя уходят из школ и идут торговать на базар, а пенсионеры получают пенсию ниже прожиточного минимума – значит, на таком уровне развитие нашего сознания и на таком уровне мы должны жить.

Мы же не собирались фискализировать петрушку на базаре. Мы говорим о том, что магазин на Крещатике, который продает айфоны, должен продавать не контрабандную продукцию, а ввезенную легально. И чтобы на эту продукцию выдавался чек. Это взаимосвязанные процессы.

Вы знаете, сколько фур с иностранной регистрацией въезжают на территорию Украины якобы пустыми? В этом году – 70 тысяч! Представляете, какое количество товара завозится в Украину "вчерную"? И весь этот вал идет сюда только потому, что тут есть возможность реализовать его "вчерную". Иллюзия в том, что эту проблему можно решить, только работая с таможней. Да, там Минфин однозначно недорабатывает, но нам не удастся сделать ничего, если, прекращая контабанду на таможне, внутри страны мы не закроем огромный рынок сбыта контрабандного товара без документов.

Я убежден, что подавляющее большинство украинцев не хотят мириться с существующим положением дел, когда между нами и ближайшими соседями – пропасть! Соседняя Польша ввела тотальную фискализацию в 2010 году. В соседней Беларуси, в России, в Казахстане, в Грузии – везде используются РРО. Мы хуже, чем даже азиатские страны. Мы где-то на уровне Центральной Африки. И если мы, будучи самой бедной страной Европы, задаем вопрос, а надо ли обязывать торговцев вести учет операций… Если мы вообще ставим вопрос таким образом, значит, мы неадекватно оцениваем положение нашей страны.

Сегодня половина экономики у нас работает "вчерную". По памяти – из 2,5 трлн грн потребления в стране только 1,2 трлн проходят через кассовые аппараты, то есть работают "вбелую". Это меньше половины! Поэтому я выступаю за жесточайшую фискализацию.

Заявления о том, что фискализация убивает бизнес, я считаю, находятся за пределом здравого смысла. Бизнес не убивается фискализацией. Бизнес развивается благодаря фискализации. Потому что устанавливаются равные правила работы для всех. А без фискализации получается, что для тех, кто работает в тени, одна рентабельность, а для тех, кто хочет работать "вбелую", рентабельность на 20% ниже.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...
Хочешь быть в курсе последних событий?
Подпишись на уведомления. Показываем только срочные и важные новости.
Хочу быть в курсе
Я еще подумаю
Пожалуйста, снимите блокировку сообщений в браузере!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять