О большой реформе антимонопольного законодательства и новых правилах для независимых регуляторов – интервью с Людмилой Буймистер (часть 1)

26 октября, 19:32

Александра Романюк Александра Романюк

Народный депутат рассказала о философии стимулирующего тарифообразования

С началом отопительного сезона энергетика снова на переднем плане. Проблемы неплатежей на энергорынке, состояния сетей, тарифов вновь активно дискутируются в обществе и требуют ответов.

Реклама

Сайт "Сегодня" расспросил о путях решения острых вопросов и о готовящихся законодательных изменениях в этой сфере народного депутата, главу подкомитета по вопросам развития конкуренции и равных условий для бизнеса Комитета ВР по вопросам экономического развития Людмилу Буймистер.

- Людмила, вас часто цитируют СМИ, вы много комментируете вопросы энергетики и антимонопольного законодательства. Но о вас лично люди знают мало. Расскажите немного о себе. Где вы работали до избрания в парламент и почему решили идти в политику?

- До прихода в политику я более 20 лет занималась крупным бизнесом, руководила промышленными предприятиями. В 23 года под моим руководством был самый крупный в нашей стране кредитный портфель – в 3,5 млрд долл. В 2012 году начались проекты, в основном в странах Восточной Европы. Но направлены они были на рынки западноевропейских и скандинавских стран.

Тогда же и началась моя работа на энергетическом рынке. Я руководила крупнейшей в Польше судостроительной верфью. Она уже не могла строить корабли, и было принято решение перепрофилировать ее. Мы стали производить башни и трансформаторные станции для ветряных электростанций. Очень быстро компания под моим руководством вышла в лидеры и заняла первое место по поставкам в страны Скандинавии. Это бизнес, который напрямую зависит от регулирования энергетических рынков. Любое изменение законодательства или правил несет огромные последствия для всей цепочки поставок.

Реклама

А еще мне повезло познакомиться с людьми, которые стояли у истоков "зеленой" трансформации европейской энергетики. Дания – для меня лучший пример в этом отношении.

- Расскажите о своей семье.

- У меня двое детей. Старшей дочке 15 лет, младшей 3 годика. И, честно говоря, именно младшая дочка вдохновила меня пойти в политику. Сегодня в мире сложилась ситуация, при которой либо мы поменяем что-то и спасем планету для наших детей, либо они будут свидетелями ее постепенного вымирания. У меня был консалтинговый бизнес, который помогал крупным европейским компаниям становится более "зелеными" – как с точки зрения технологий производства, так и относительно дизайна продуктов. В Украине об этом мало кто даже задумывается. Когда родилась младшая дочь, передо мной встал вопрос: оставаться в Украине и пойти в политику, чтобы бороться за какие-то изменения, или ехать за границу и заниматься дальше бизнесом там (ведь в основном моими клиентами были скандинавские и британские компании).

Я выбрала остаться на родине и попытаться что-то изменить в украинской политике. Поэтому, когда меня пригласили в "Слугу народа", я согласилась.

- Как вы стали главой антимонопольного подкомитета в ВР?

Реклама

- Когда началась моя политическая карьера, я думала, что сконцентрируюсь на вопросах энергетики. Конечно, я знала энергетические рынки Европы – как они работают, особенности регулирования. А энергетика – это та сфера, в которой у нас сконцентрировано, пожалуй, больше всего проблем и угроз. В первую очередь гибридных угроз со стороны страны-агрессора. Ведь все время Российская Федерация стремилась контролировать энергетическое пространство Украины. Мы помним газовые скандалы, перекрытие вентилей. "Газовые вопросы" всегда были элементом политического давления на Украину. А сегодня, после того как мы выиграли битву за газотранспортную систему Украины, по крайней мере условно, эта война перекинулась на рынок электроэнергии. И особенно она усилилась года два назад, когда в Украине началось внедрение новой модели рынка.

Когда формировались комитеты, руководство фракции попросило меня заняться регуляторной политикой. В качестве главы "антимонопольного" подкомитета я стала заниматься в том числе энергетическими вопросами, но уже с точки зрения того, каким образом нужно было бы регулировать рынок. Внедрение новой модели рынка показало, сколько еще проблем остается в энергетике. Они все вскрылись, и их нужно срочно решать.

Пользуясь лазейками в законодательстве, создают условия, при которых государственные компании ставят в неконкурентоспособное положение. "Энергоатом", "Укрэнерго" несут страшные убытки. А известный закон гласит: если где-то убыло, то где-то обязательно прибыло. И у меня даже есть расчеты, сколько денег зарабатывают на схемах и махинациях в разных сегментах рынка электроэнергии недобросовестные игроки, трейдеры. Речь идет приблизительно о 80 млн грн в день. Это 2,4 млрд гривен ежемесячно!

И такие махинации пока еще можно выдумать в любом сегменте энергетического рынка. Особенно когда это покрывает национальный регулятор. А платят за них компании госсектора и в конечном счете каждый потребитель!

- Над какими законопроектами вы работаете сегодня как глава подкомитета?

Реклама

- В прошлом году мы приняли очень важный законопроект, касающийся демонополизации спиртовой отрасли. Это был один из первых законопроектов, который проводил наш подкомитет, и мы уже увидели первые результаты: монополия "Укрспирта" ликвидирована, прошли первые аукционы по приватизации государственных предприятий этого концерна. Был подписан меморандум с табачными компаниями.

Мы разработали рамочные правила и сейчас дорабатываем их вместе с Европейской комиссией, учитываем ее последние комментарии. Это будет большая, комплексная реформа антимонопольного законодательства. Она призвана существенно усилить институциональные возможности АМКУ, предоставить ему новые процессуальные права по расследованию дел. Она также вводит новые понятия в законодательное поле, которые мы взяли из лучших практик европейских стран и США, где вопросы конкуренции стоят на наивысшем уровне.

Мы проанализировали все моменты, которые мешали АМКУ качественно работать, и решаем их точечно в новом законодательстве.

- Речь идет только о реформе для Антимонопольного комитета?

В тренде
Евро в Украине бьет трехлетние рекорды, доллар тоже растет в цене

- Такая же проблема существует и на рынке электрической энергии, и на рынке жилищно-коммунальных услуг. Тот закон, который был принят в конце прошлого года якобы во исполнение решения Конституционного суда, на самом деле уменьшил институциональную способность регулятора, сделал его более зависимым, потому что закрепил законодательно статус регулятора как центрального органа исполнительной власти. И у регулятора сегодня нет конституционного обязательства следить за тем, чтобы энергетические рынки были конкурентными. Последствия мы очень хорошо видим: не ведется ни одного расследования неправомерного поведения трейдеров на рынках, ни один недобросовестный трейдер не лишился лицензии. Долги растут, рыночный мониторинг не введен, а "вишенка на торте" – каждые полгода пересмотр и увеличение тарифа на передачу. Но бесконечно увеличивать тариф "Укрэнерго" нельзя! Это создает еще больше давления на коммерческого потребителя, у которого и так из-за пандемии и экономического кризиса дела обстоят, мягко говоря, не очень. Регулятор, видимо, забыл простое правило: чем меньше потребителей – тем больше проблем в энергосистеме Украины.

И, как говорится, если гора не идет к Магомеду, то ничего не остается, как самостоятельно вмешаться в ситуацию. Первым и главным законом в данном отношении будет закон о рыночном мониторинге REMIT, которым я активно занимаюсь в последнее время. Этот закон обяжет участников рынка предоставлять всю соответствующую информацию, а НКРЕКУ – проверять и контролировать сделки с заинтересованностью и сговоры на торгах. Представляете, сегодня такой обязанности у регулятора по закону нет. Ну, а на нет и суда нет. Вот регулятор и не внедряет эти механизмы даже на уровне своей нормативно-правовой базы.

Еще одна идея, над которой работает наш подкомитет, – проведение конституционной реформы независимых регуляторов, которая бы раз и навсегда сняла вопрос о статусе, правах, обязанностях и порядке назначения всех независимых регуляторов. Ведь назначение – это не о том, кто вносит в Верховную Раду те или иные кандидатуры. Это в первую очередь вопрос незаангажированности и независимости руководителей и членов регуляторов. Только так мы сможем начать отстраивать и укреплять институции независимых регуляторов. Результаты не заставят себя долго ждать, и они того стоят.

Предложения у нас уже наработаны, и эту концепцию мы скоро будем выносить на общественное обсуждение.

- Давайте поговорим о рынке электроэнергии. Вы, например, недавно писали о том, что нужно пересмотреть тарифообразование для облэнерго, потому что "на сегодня процедура подключения к электросетям не соответствует целям развития экономики Украины". В какую сторону пересмотреть и как это связано?

- Я бы ставила вопрос немного шире. Мы говорим в первую очередь об электросетях. Сегодня изношенность сетей в Украине в среднем составляет 80%. То есть еще немного – и мы можем массово остаться без света. Почему сложилась такая ситуация? Потому что на рынке много лет существовал принцип тарифообразования, называемый "расходы плюс". Это когда регулятор каждый год по каждому облэнерго садился и смотрел, позволить ли ему потратить деньги на те или иные вещи или не позволить. Анализировал каждую строку, вычеркивал или ставил под сомнение. А зачем тут этот трансформатор или тот? А почему у вас столько проводов, а не столько? Кроме того, что это пустая трата времени со стороны регулятора, это еще и искривляет рынок. Причем не только рынок услуг по распределению электроэнергии, но и рынок подрядчиков, поставщиков оборудования. Потому что все по полгода сидят и ждут, пока регулятор утвердит инвестплан, а потом за полгода должны его выполнить. Закладывая, естественно, в этот инвестиционный план все простои.

Такое ручное управление отраслью и привело к тому ужасному положению, которое мы имеем сегодня.

Стимулирующее тарифообразование, или RAB-тарифы, должно закрепить определенную философию, определенные требования к операторам системы распределения. И определенный формульный механизм образования тарифов. Который позволит инвесторам, которые хотели бы вложить деньги в наши распределительные сети, и любому бизнесу прогнозировать на продолжительный период времени, каким будет тариф.

Мы уже сделали первый маленький шаг в этом направлении – приняли стимулирующее тарифообразование, впервые с 2012 года. Но я критиковала это решение, поскольку мы пока не достигли той философской цели, которую, в принципе, имеет под собой стимулирующее тарифообразование.

- Что вы имеете в виду?

- Пока у регулятора все равно осталась методология формирования тарифа в ручном режиме. Пусть тариф теперь стал стимулирующим, то есть оператор системы распределения может привлекать определенный процент инвестиций и расходовать эти деньги на восстановление сетей, но этот тариф у нас установлен только на 3 года. А через 3 года регулятор снова в ручном режиме начнет пересматривать цифры.

Кроме того, в методологии снова предложены две базы активов, чего нет в практике успешных стран, которые высоко стоят в рейтинге Doing Business. И в тех странах, где я работала, я нигде не видела, чтоб была какая-то старая база регуляторных активов и новая. Такого нет.

- Какой должна быть пропорция в стимулирующем тарифообразовании?

- Прежде всего должна быть формула, которая не меняется, независимо от того, кто сегодня руководит национальным регулятором. Должна быть привязка к средневзвешенной ставке возврата капитала, чтобы было выгодно вкладывать в сети, а не, например, покупать ОВГЗ. И чтобы инвестор понимал, что ему надо не за 3 года эти средства окупить, а мог рассчитывать на 10-20 лет – так, как это происходит в цивилизованных странах, где крупные инфраструктурные проекты никогда не имеют периода возврата инвестиций меньше чем 10-15 лет. С нынешней методологией тарифообразования такой возможности планировать пока нет.

Это важно с двух точек зрения. Во-первых, с точки зрения присоединения новых генерирующих мощностей, таких как альтернативные источники энергии. Потому что для того, чтобы обеспечить европейскую модель стойкой энергосистемы, которую от нас требует Евросоюз, чтобы уменьшить риски для национальной безопасности нашей страны, мы должны присоединиться к европейской энергосистеме. А у них толерантности, которую они могут допускать по перепадам, намного меньше, чем у нас. Европейская система, где очень большой процент альтернативной электроэнергии, очень чувствительна к перепадам мощностей. И если мы хотим дальше развивать свою экономику и использовать европейские рынки для сбыта украинской продукции, нам придется увеличивать долю альтернативных источников энергии в нашем энергетическом балансе.

Европа уже приняла директивы по зеленой экономике, там уже активно обсуждают введение так называемого carbon border tax – налога на производства, которые загрязняют атмосферу. И тут будет анализироваться вся цепочка, начиная с того, а откуда же у нас электроэнергия. Поэтому нам в любом случае придется декарбонизировать нашу энергетику и экономику в целом.

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять